Горячая линия: +7 (4742) 22-13-16

«Вести — интервью»: Денис Надеев

Безымянный

15 тысяч нарушений выявила Госжилинспекция в работе сферы ЖКХ Липецкой области. Ситуация похожа из года в год. В чём системные проблемы? Об этом — руководитель жилищной инспекции региона Денис Надеев в интервью Наталье Свиридовой.

— Здравствуйте, Денис Владимирович.

— Здравствуйте.

— Денис Владимирович, 19 тысяч обращений за прошлый год поступило в госжилинспекцию. После проверок выявлено более пятнадцати тысяч нарушений. Значит, люди не зря к вам обращались, если подтверждаются их данные. На что, собственно, люди жалуются?

— Да, более девятнадцати тысяч обращений у нас в 2018 году. Но здесь, справедливости ради, надо отметить, что в 2017 году у нас было более двадцати одной тысячи. Больше всего у нас жалоб – на ненадлежащее содержание жилых домов общего имущества, ненадлежащее проведение текущего ремонта общего имущества в многоквартирных домах. Жалобы также по начислению коммунальных платежей, на нормативы по коммунальным платежам и, соответственно, — на ненадлежащее оказание коммунальных услуг. То есть, где-то не дотапливается по теплу, где-то вода ненадлежащего напора, например, идёт, где-то горячая вода ненадлежащей температуры. Поэтому такого рода обращения. Это основная масса обращений, которые поступают в государственную жилищную инспекцию.

— Огромный вал такого рода обращений, речь идёт о тысячах! Что это значит, если из года в год, в общем-то, цифры один и те же? Вы анализируете ситуацию? Это некие системные проблемы?

— Да. Анализ мы, естественно, проводим по обращениям, по количеству обращений, по направлениям этих обращений от жителей. Естественно, есть и системные просчёты в организации оказания жилищно-коммунальных услуг в конкретных муниципальных образованиях. У нас организация оказания жилищно-коммунальных услуг – это полномочия муниципальных образований.

У нас была проведена встреча с управляющими компаниями. Разработан был комплекс мероприятий по улучшению деятельности в данной сфере. Это и систематизация работы управляющей компании с жалобами, со стандартизацией их деятельности. То есть, какая численность должна у компании быть на конкретный объём жилищного фонда, сколько техники, какой регламент деятельности по устранению нарушений в содержании жилья управляющая компания должна применять. Сейчас данные документы разрабатываются. В принципе, много системных вопросов. Например, по проведению мониторинга органами местного самоуправления для включения в программу капитального ремонта домов. Сейчас этому будет уделяться очень большое внимание отраслевыми органами в сфере жилищно-коммунального хозяйства. То есть, мониторинг должен проводиться очень серьёзно для включения прежде всего тех домов, которые срочного ремонта требуют. У нас много общежитий, которые требуют срочного капитального ремонта. И другие мероприятия… Межевание территорий для уборки от снега, где необходимо сделать кадастр – кадастрирование.

— Чья территория, в конце концов, разобраться.

— Да. Систематизация схемы уборки территорий населённых пунктов…

— Денис Владимирович, вы называете такие пункты и положения… Разве до сих пор этого ничего не существовало – правил, регламента, понимания, кто что должен делать?

— Правила, безусловно, они есть. Сейчас занимаемся тем, чтобы систематизировать все лучшие практики из других регионов и разработать соответствующий регламент деятельности управляющей организации, который позволит им самим систематизировать и организовать лучше свою работу по показанию соответствующих услуг.

— Мы говорим о пятнадцати тысячах выявленных нарушениях. Тысячи предписаний выданы. Понятно, что эти предписания на исправление ошибок выдаются управляющим организациям, а также ресурсоснабжающим, естественно. Общая сумма наложенных административных штрафов – это тоже внушительная цифра – за прошлый год она превысила шестнадцать с половиной миллионов рублей. И сумма этих штрафных санкций, она тоже из года в год примерно одинакового порядка. Нарушители эти штрафы выплачивают?

— Да.

— Шестнадцать с половиной миллионов рублей – большая сумма?

— Достаточно большая сумма. Штрафы платятся, естественно. Но у нас переходящий объём штрафов. То есть, сейчас какой-то объём переходит, они будут платиться в 2019 году. Сейчас около десяти миллионов рублей штрафов заплачено управляющими организациями и ресурсоснабжающими организациями. Объём штрафа, конечно, большой, но не только штрафы у нас – показатели деятельности. Прежде всего – это объём работ, которые выполняются по нашим предписаниям.

— Мало заплатить штраф, обязательно нужно, чтобы предписание было исполнено.

— Естественно. Предписание должно быть исполнено. И в организации работы управляющих организаций, соответственно, что-то должно меняться. Мы штрафуем, побуждаем к исполнению своих обязанностей управляющие организации. Штрафы достаточно большие у нас: 50 тысяч рублей – на должностное лицо, 250 тысяч за неисполнение предписания – на юридическое лицо. Была у нас конференция. Некоторый ряд управляющих компаний у нас не присутствовал на этой конференции.

— Проигнорировали, прямо скажем, приглашение власти к разговору.

— Да, проигнорировали. Мы проверили деятельность более двадцати управляющих организаций, которые не присутствовали на данном совещании по итогам деятельности управляющих организаций. Во всех случаях мы нашли нарушения у этих организаций. Поэтому надо и организацию своей работы, включая участие в совещаниях, тоже планировать управляющим организациям.

— Понятно. Вопрос ещё о штрафах. Люди всегда переживают: когда управляющую компанию наказывают за недобросовестную работу, не переложит ли управляющая кампания издержки, опять же, на жителей? Не покроет ли свои убытки в виде штрафов за счёт людей?

— Ну, штрафуем мы должностное лицо. То есть, соответствующее должностное лицо платит из своей зарплаты штрафы. Если штраф на юридическое лицо, то штраф не избавляет управляющую компанию от исполнения своих обязательств перед жителями в данном, конкретном доме за счёт предназначенных на это средств. То есть, эти средства организация не имеет права расходовать на иные цели, а штраф должен платиться исключительно из прибыли организации.

— Они всегда жалуются: никакой прибыли у нас нет, мы бедные и несчастные.

— Они жалуются, но почему-то не уходят многие с рынка. Значит, прибыльная это деятельность.

— В любом случае, это организации, главная цель которых – прибыль.

— Да. Конечно, прибыль. Хотя они тоже и социально направленные в какой-то мере, но это рынок у нас. Естественно, главная их цель – получение прибыли.

— Но за всё, что делает управляющая компания, платят люди. То есть, это деньги народные и управленщики наняты людьми. Только с этой точки зрения мы ведём разговор о качестве на этом рынке услуг. И куда же идут, Денис Владимирович, штрафы от недобросовестной работы управляющей компании?

— Наши все штрафы, они перечисляются в местный бюджет.

— Куда, понятно – в местный бюджет. А далее – на что?

— Местный бюджет, соответствующие депутаты городского Совета – по месту нашей регистрации в городе Липецке. Предложения у нас и были, и есть, чтобы эти штрафы направлялись на текущий ремонт многоквартирных домов, на приобретение техники. То есть, на те цели, которые необходимы для того, чтобы улучшить…

— Собственно, на исправление плохой работы пускай деньги бы и шли.

— Да. Где плохо, может быть, обслуживаются дома, где находится в ненадлежащем состоянии дом.

— Это предложение жилгосинспекции такое Горсовету?

— Ну, это предложение и администрации области, и государственной жилищной инспекции.

— Рассмотрено это предложение? По нему есть решение?

— Сейчас по итогам совещания рабочей встречи, которая у нас была с управляющими организациями, мы внесли данное предложение.

— А до сих пор, просто на усмотрение городских властей деньги от штрафов куда-то шли?

— По месту регистрации, да, идут, куда решит соответствующий городской Совет депутатов.

— Денис Владимирович, по итогам работы вашего ведомства, как правило, и мы к этому уже привыкли, происходят перерасчёты платы за коммунальные услуги с возвратом средств гражданам. По итогам ваших проверок за прошлый год – так же будет?

— Да.

— Тоже ведь сумма там огромная всегда бывает.

— В 2018 году у нас суммы большие были за перерасчёты платы за коммунальные услуги. В 2018 году мы вернули 14 миллионов 300 тысяч.

— Людям.

— Да, людям. Конечно, большой платёж у нас за отопление, прежде всего, поэтому основная масса возвратов – за отопление. Ну, здесь надо вопрос решать посредством включения в программу капитального ремонта мероприятий по утеплению фасадов и одновременной установке автоматизированных тепловых пунктов в домах. Здесь, конечно, нужно проектное решение соответствующее, оно должно позволять экономить тепловые ресурсы в данном конкретном доме.

— Не могу не спросить о лицензировании управляющих компаний. Эта методика на рынке коммунальных услуг анонсировалась как действенный механизм контроля за управляющими компаниями и стимулирования качества их работы. Что с лицензированием? Так ли на деле? Сколько управляющих компаний лишено лицензий?

— В настоящее время у нас на территории области 116 управляющих организаций имеют лицензии. По суду мы лишили лицензий две организации в городе Липецке, которые работали ненадлежащим образом.

— Это нельзя назвать работой.

— Это нельзя, действительно, назвать работой. У 18 управляющих компаний у нас аннулированы лицензии были по суду – это дополнительно в 2018 году. Это те управляющие компании, которые не имели домов. У нас теперь такое положение есть в законодательстве, что если более шести месяцев у управляющей компании нет домов, то она лишается лицензии, но по суду.

— Такие компании-двойники.

— Да. Компаний-двойников теперь у нас вообще быть не должно. Управляющим компаниям теперь, если даже у них есть схожесть, тождественность наименований, мы даём предписание о том, чтобы названия были изменены.

— Даже это не должно вводить людей в заблуждение.

— Да. В заблуждение не должны вводить людей данные манипуляции с названиями управляющих организаций. Сейчас у нас все управляющие компании, где была такая схожесть, тождественность, они уже изменили по нашим предписаниям свои названия. И у нас за всё действие лицензирования 17 управляющих компаний просто прекратили действие своих лицензий по собственному заявлению. Недавно сдали лицензии управляющие компании, у которых накопилось такое количество штрафных санкций и неисполненных предписаний, что уже подошло время подавать в суд на лишение их лицензий.

— Они добровольно отказались от лицензии?

— Да, добровольно отказались от лицензии. В настоящее время они всё равно обслуживают дома по статье двухсотой жилищного кодекса. Обслуживание они осуществляют этих домов либо до проведения конкурса, либо, если жители выберут сами управляющую организацию на общем собрании.

— Вот этот механизм лицензирования, на ваш взгляд, он всё же действенный?

— Наше мнение, что требования надо ужесточать к управляющим компаниям – в плане оснований для лишения лицензий. Сейчас у нас основания для лишения лицензий – неисполнение управляющей компанией двух предписаний жилищной инспекции на каждый конкретный дом. Этот конкретный дом исключается из реестра лицензий. Таким образом должно быть исключено 15 процентов от всех домов, которые управляются конкретной управляющей организацией.

— Это очень лояльное сейчас условие, по большому счёту.

— Ну, такие условия были на момент начала лицензирования. Сейчас, по моему мнению, пришло время, когда надо ужесточать данные меры, конечно. И уже ужесточать именно требования закона для лишения лицензии управляющей организации.

— Я благодарю Вас за интервью, Денис Владимирович, думаю, это не последняя наша встреча. Тема остаётся актуальной.

— Спасибо и вам, что пригласили.
Источник: ГТРК «Липецк»

Назад к новостям